Звезды

Читайте нас в Telegram-канале

Джамала: Не хочу, чтобы кто-то спекулировал на истории моей семьи, моего народа

Певица призналась, реально ли в украинском шоу-бизнесе сделать перерыв без вреда для карьеры

Украинская певица Джамала, которая 12 октября представит новый альбом "Крила", в интервью интернет-изданию "Апостроф.Лайм" рассказала о новых тенденциях в мире шоу-бизнеса, о том, как беременность повлияла на творчество и почему не видит себя в большой политике.

- Джамала, в ноябре у вас презентация альбома и первый концерт после полуторагодового перерыва. Соскучились по сцене и поклонникам?

- Да, в Киеве у меня не было концертов полтора года, а вообще я выступала постоянно. Даже на последнем месяце беременности выходила на сцену. Конечно, я соскучилась по Киеву, он особенный. Киевская публика в этом году, наверное, видела все: Atlas Weekend, UPark Festival, концерты Massive Attack и Imagine Dragons, Океан Эльзы на День Независимости. Фестивальная жизнь не то что бурлила, а кипела. Очень круто, что в этом году, как никогда, мы имели возможность послушать актуальных артистов. Не так, как было долгие годы до этого, когда очень долго ждешь каких-то артистов, но они приезжают только когда их популярность начинает идти на спад. В этом году выступали те, кто сейчас на пике славы. Я считаю, и многие авторитетные люди в музыкальной сфере согласны со мной, отчасти это "шлейф" нашей победы на Евровидении. Мы достойно приняли конкурс, и для многих концертных организаторов и менеджеров артистов это был сигнал, что в Киев можно приезжать с концертами. У нас безопасно, вкусно и красиво. Я очень жду своего концерта в Киеве. Выступление в столице – это всегда немного волнительнее, чем в других местах. Это не значит, что я что-то специальное готовлю только для Киева, а в других городах все будет иначе. Нет, программа тура будет везде одинаковой. Просто я очень люблю этот город, здесь много коллег, друзей, которые, конечно же, придут посмотреть. Это добавляет трепета и волнений.

- Говорят, что у артиста каждый альбом – как ребенок, а у каждой песни есть своя история. Как охарактеризуете альбом "Крила"?

- Полный музыкальный спектр – от минимала до максимально насыщенных аранжировок. В альбоме есть минималистичные песни, и по саунду, и по текстам. Есть более глубокая лирика и более взрослое звучание. В альбоме 10 песен, и каждая композиция звучит как отдельная история, абсолютно не похожая на предыдущую. Наверное, с одной стороны – это усложняет задачу для слушателя. Гораздо легче послушать альбом, в котором одна песня плавно перетекает в другую. Но это не про меня.

Альбом "Крила" – двуязычный. Большинство композиций на украинском, но есть песни и на английском. Честно, я сначала долго мучилась, казалось, что альбом не клеится. Думала, может, стоит разделить его на два EP. Я даже советовалась с фанами – все проголосовали за long play. Это очень приятно. На самом деле, мне кажется, что большинство людей сейчас не слушают альбомы, только отдельные синглы.

Мне очень нравится, как звучит новая пластинка. Есть грустная, наивная песня "Незнайомець" с абсолютно электронным звучанием, а есть композиция Happiness, в которой задействованы живые звуки: барабаны, духовые, клавишные, и звучит она как традиционный соул. Все это уживается в одном альбоме. Как это будет воспринято, пока не знаю. Буду волноваться и надеяться, что это поймут, и каждый надет свою любимую песню. Я сама музыкальный гурман, редко слушаю чей-то альбом от корки до корки. Но в своем творчестве я сторонник альбомного формата. Сингл – это как будто вы встретили меня и говорите: "Мне нравятся только твои волосы". А как же все остальное (улыбается)?! Альбом – это вся я.

- Беременность повлияла на творчество?

- Конечно. Еще одна особенность альбома "Крила" в том, что это два разных периода моей жизни: до и после рождения сына. Когда я была в Трускавце на последних месяцах беременности, я как раз написала большую часть песен. Вещи, написанные после рождения Эмира-Рахмана, совсем другие. Это чувствуется и по звучанию голоса. Это мой намек слушателю, который будет слушать альбом. Даже было бы интересно устроить опрос среди фанов. Смогут ли они различить, какие песни были написаны до рождения сына, а какие – после. Для этого, конечно, нужен тонкий слух. Есть же меломаны, которые хотят услышать все нюансы. Я помню, что мне было сложновато на последних месяцах, дыхания не хватало, а с другой стороны – чувствовалась невероятная сила внутри. После родов появилось какое-то новое вдохновение, голос звучит иначе. Во время студийных сессий я знала, что у меня есть три часа, чтобы записать две песни (вокал), а после мне нужно кормить ребенка. Рождение сына, безусловно, изменило мою жизнь. В альбоме "Крила" это чувствуется.

- Реально ли в украинском шоу-бизнесе сделать перерыв без вреда для карьеры?

- Сейчас мир движется очень быстро и все куда-то спешат. Музыка все больше становится бизнесом. Артисты быстрее появляются и исчезают. Все больше артистов одной песни. Публика становится все более переборчивой. Люди, возможно, и любят артиста, но длится это недолго. Мне кажется, тебя будут любить ровно столько, сколько ты будешь работать. Это звучит печально. В Америке в 70-е годы артист мог записать хитовый альбом и после этого жить припеваючи: получать роялти и даже не выступать особо. У нас так быть не может. В Украине артистам приходится выбивать деньги за свою музыку. Вот буквально на днях мне рассказали, что мой альбом продается в Штатах через музыкальные автоматы. Каждая песня стоит доллар. Я об этом ничего не знала. Очень сложно собирать деньги, которые ты заработал и которые твои по праву. Только на деньги от продаж ты не можешь существовать. Поэтому артистам нужно выступать. Я люблю сцену, и буду выступать, пока у меня хватит сил и энергии. Реальность такова, что для современных артистов большой перерыв может стать началом забвения.

- Из-за событий в стране шоу-бизнес стремительно меняется. Какие тенденции вы заметили?

- Тенденции хорошие. Качественной музыки становится все больше. Она более разнообразная, свободная от старых клише. Появляются площадки, на которых можно показать свое творчество. Их не так много, как хотелось бы, но они есть. Тот же Atlas Weekend. У них есть инди-сцена, где они дают возможность выступить абсолютно новым проектам. Есть отбор на фестиваль Sziget: вот в этом году для участия от Украины отобрали группу KADNAY. Есть национальный отбор на Евровидение, наконец, тоже отличная площадка для презентации своего творчества, с большим телеэфиром в прайм-тайм. Но главное – поменялся сам слушатель. За последние пять лет выросло новое поколение, с другими вкусами и запросами. Посмотрите, многие звезды 90-х – 2000-х сошли со сцены, потому что их музыка больше не резонирует с окружающей действительностью. Я себя по-прежнему причисляю к молодым музыкантам, украинской новой волне. Мои песни про сегодня, это – музыка 2018-го, саундтрек нашего времени.

- Кому сложнее сейчас: известному артисту с наградами и званиями удерживать позиции и быть интересным, или начинающему – закрепиться, ведь часто и участие в популярных шоу не является гарантией успеха.

- Можно сказать, что одинаково сложно и тем, и другим. Главная движущая сила в этом всем – это музыка. Она либо нравится, либо нет. Мое творчество сложно определить одним жанром, многие не воспринимают это как поп-музыку. В каждом жанре есть свои законы. По сути, я делаю популярную музыку, но так как я училась в консерватории, пела джаз, погружалась в народную музыку, росла на соуле и фанке, все это нашло отражение в песнях. Я стараюсь расти, развиваться, не быть одинаковой, искать, заходить на территории, на которых еще не была. Возьмите, к примеру, нашу коллаборацию с ДахаБраха или дуэт с Андреем Хлывнюком. Когда Андрей и Дима Шуров показали мне песню "Злива", я поняла, что это мое. Я ее не писала, но чувствую каждое слово как свое. "1944" – это отдельно стоящая история. Такой песни больше не будет.

По сути, я анти-поп (улыбается). Для поп-музыки важно всегда оставаться в одном амплуа. Как бы грубо это ни звучало, но это как будто петь одну песню всю жизнь. Нашел свое звучание и работаешь. В следующем году будет 10 лет моего творческого пути. На протяжении всего этого времени я много раз менялась. И легко и просто не было ни на одном из этапов.

- У вас также планируется тур по большим городам Украины. Кто будет с сыном – родители или пригласите няню?

- Так как я кормлю, думаю взять сына с собой. Вообще, помогает и муж, и няня. Сейчас еще и родители Бекира присматривают за Эмиром-Рахманом. Мои родители сейчас в Крыму, но скоро тоже приедут. В общем, рук хватает.

- Наверное, и в Крым вам бы очень хотелось поехать с концертами, ведь с момента аннексии полуострова вы ни разу не были там?

- Мне бы очень хотелось поехать в тур по Крыму. Вот буквально на днях мне приснился хороший сон, что я праздную там день рождения. Было теплое ощущение дома, как будто собрались все друзья.

- Родители планируют переехать в Киев?

- Родители не переедут. Там вся их жизнь: дом, фруктовый сад. Все это очень сложно оставить.

- В следующем году в Украине пройдут президентские выборы, после парламентские. Вы видите себя в большой политике?

- Однозначно нет. После победы на Евровидении на нас обрушился шквал предложений. Куда меня только ни звали – и в Вашингтон, и в Брюссель, и в Стамбул. Хотели, чтобы я торговала там лицом. Но мы от всего отказались. Мы всегда задавали организаторам этих мероприятий один вопрос: предполагается ли в рамках этого события концерт Джамалы? Если нет – ответ всегда был отрицательным. Я просто не хотела, чтобы меня использовали для своих целей. Не хочу, чтобы кто-то спекулировал на истории моей семьи, моего народа. Политика – это циничный и жестокий мир. Если ты творческий человек и сохраняешь в себе "внутреннего ребенка", который по-прежнему удивляется, радуется, творит, то в политике ты не сможешь ощущать себя комфортно. Даже когда я пришла получать звание почетного гражданина Киева, мне было сильно некомфортно произносить речь, стоя за этим "подиумом". Так что в политике я себя вообще не вижу.

- Как считаете, достаточно ли делается для возвращения Крыма?

- Мне сложно об этом судить. Понятное дело, что всегда будет казаться, что сделано недостаточно и хочется больше. Но по итогу мы не можем знать о всей работе, которая ведется в этом направлении. Хочется верить, что есть еще непубличная деятельность, о которой не говорят по телевизору. Результат мы не увидим так скоро, как хотелось бы. Хочется, чтобы украинцы не забывали про Крым…Это моя Родина, мой дом. Очень грустно слышать, что сейчас на полуострове много экологических проблем. Понятно, что России все равно, к Крыму относятся как к какой-то военной базе. Но нельзя допустить, чтобы после сегодняшней власти там было невозможно жить.

- Вы не показываете лицо малыша. Вы суеверны?

- Соцсети – это жестокая среда. Там очень много злобы и зависти. Не все люди относятся ко мне хорошо и желают мне добра. Не все радуются чужому счастью. Я не суеверная, но стараюсь ограждать себя и своего ребенка от негативной энергии. Конечно, мне хочется сделать красивую фотосессию с сыном, показать ее своим друзьям и поклонникам. Но это будет позже.

- А второго ребенка планируете?

- Конечно. Мне бы хотелось иметь большую семью. Это круто. Чем больше детей, тем лучше.

- Могли бы бросить сцену ради семьи?

- Мне бы не хотелось, чтобы передо мной стал такой выбор. Сейчас у меня прекрасно получается все совмещать. После рождения сына я уже через две недели сидела в кресле в прямом эфире "Голоса". Я сама росла в семье музыкантов. Папа часто выступал на свадьбах. Помню, как мы поздно возвращались домой, иногда я даже засыпала на лавочке (улыбается). Ну, ничего, это классные воспоминания.

- Недавно вы отметили юбилей. На сколько вы себя ощущаете: умом, телом, душой?

- По-честному, где-то на 24-25 (смеется). 35 – это как 25, но у тебя все уже есть. В 25 я победила на "Новой волне", это было самое начало карьеры, и тогда у меня не было ничего, кроме желания петь. Я снимала квартиру, спала на хозяйском диване, ездила на метро. Так было и какое-то время после "Новой волны". Публичность и концерты есть, а денег – нет. Я горжусь, что за прошедшие годы я окрепла, но при этом все равно чувствую легкость. Есть силы и здоровье петь и творить. Сейчас я уже живу в своей квартире, которую обставила так, как хотела. Есть место для творчества и гардеробная, о которой я мечтала 10 лет. Теперь костюмы не валяются в мешках. Я часто делаю ревизию в гардеробе и наряды, которые отработали клип или концерты, отдаю на благотворительность. Понятие "все есть" можно расшифровывать до бесконечности. Но для того, чтобы человек был счастлив, нужно, чтобы его близкие люди были здоровы.

- Вы вспомнили о "Новой волне". А вас приглашали выступить на фестивале?

- Конечно, много раз. Но у нас есть четкая позиция по поводу выступлений в России. Пока о концертах не может идти и речи. Я знаю фанатов, которые приезжают на мои концерты из Москвы, Санкт-Петербурга, Пятигорска. Они скучают по моей музыке. После "Новой волны" меня там считали своей артисткой. В то время у меня в Москве было по пять концертов в месяц. Сейчас я не могу выступать в России. Не могу врать самой себе. Мне больно от того, что забрали кусок моей Родины. У нас идет война, и тут вдруг я еду на "Новую волну" в Сочи? Нет, это невозможно.

- Возможна ли дружба в шоу-бизнесе?

- Я бы сказала так – возможны хорошие приятельские отношения с людьми близкими по духу. Конечно, в нашей среде есть и ревность, и обиды, люди устают друг от друга. В конце концов, у всех свои дела и заботы, поэтому на кофе в свободное время тоже никто не ходит. Когда я была подростком, я представляла себе, как буду дружить и бесконечно джемовать с крутыми музыкантами. Фантазия рисовала картины Лондона и Нью-Йорка 60-70-х. Может, когда-нибудь так будет и у нас в Киеве.

- Вы производите впечатление спокойной и сильной личности. Что вас может разозлить и чего не приемлите в работе?

- Да, я не скандалистка. Ненавижу хамство. Раньше я бы сказала, что для меня очень важна пунктуальность: я всегда приходила вовремя. Но сейчас ребенок внес свои коррективы. Могу сказать, что я не люблю, когда люди фамильярничают: сразу пытаются перейти с тобой на "ты", залезть на голову и показать, что знают тебя лично.

- Вы капризная артистка?

- Вообще нет. Мне так мало нужно для счастья (улыбается). На сцене должна быть вода, я много пью, и мой микрофон с батарейками. Если садятся батарейки, я нервничаю.

- Джамала, вы всегда очень стильно выглядите. Образы сами подбираете или доверяете только профессионалам? С мужем советуетесь?

- В жизни я одеваюсь сама. Так как я в приятельских отношениях с большим количеством украинских дизайнеров, я могу выслать им в Instagram фото платья, которое мне понравилось, и мне его могут подарить. Это облегчает жизнь, особенно когда ты с ребенком дома. Если говорить о сценических нарядах, то это всегда тщательный выбор и долгие примерки. Для меня самое важное в концертном наряде – это максимальный комфорт при движении на сцене и безопасность. Я тщательно продумываю все детали. Когда я была беременна, над моими образами работал Юрий Жуйков. У мужа тоже хороший вкус, он часто мне подсказывает, даже иногда сам покупает для меня вещи.

Напомним, Владимир Остапчук, ведущий нового проекта "Король десертов", в интервью интернет-изданию "Апостроф.Лайм" рассказал о кулинарном шоу, своем гонораре и разнице между жизнью в Украине и Канаде.

Самые сочные новости теперь в Telegram! Подписывайтесь на канал The Лайм, чтобы ничего не пропустить.

Новости партнеров

Читайте также

У меня 9 детей: ведущий "Орла и Решки" рассказал о семье и новом сезоне

Ведущий встретился со зрителями и ответил на их вопросы

Происходящее на Донбассе может проявиться в любой точке бывшего СССР – режиссер Сергей Лозница

Автор фильма Донбасс Сергей Лозница рассказал Апострофу о своем детище

На Западной Украине нас больше любят и больше ненавидят, и это можно объяснить - "Хамерман знищує віруси"

Солисты группы Хамерман знищує віруси Альберт Цукренко и Владимир Пахолюк о своем творчестве и скандале из-за концерта на Porto Franko

Новости партнеров

Загрузка...