воскресенье, 28 мая
Персона

Рок против войны: интервью с участниками группы Green Grey

Вокалист и главный идеолог Green Grey об украинском шоу-бизнесе и концертах в России

Участники группы Green Grey, вокалист Дмитрий “Murik” Муравицкий (далее Дима) и главный идеолог Андрей “Diezel” Яценко (далее Андрей) рассказали об украинском шоу-бизнесе, о том, как смотрели Евровидение и чего ожидают от конкурса в следующем году. Музыканты не выступают в России и делятся мнением по поводу аннексии Крыма. Передают привет чиновникам и ждут от Юрия Лозы сборник перепетых песен Rolling Stones.

Привет, ребята. Спасибо, что нашли время пообщаться. Как настроение?

Андрей: Лето, чувак.

Дима: Все спокойно, уравновешено. Без истерик, присущих нынешнему обществу. Не нужно истериковать, все прошло, пройдет и это. (смеется)

Насколько известно сейчас вы работаете над новым альбомом. Релиз планировался на апрель, судя по всему, выход пластинки несколько задерживается?

Андрей: Нет, альбом не задерживается. Он планово выбирает свой выход.

Дима: Да, работа, в принципе, закончена. Мы еще успели дополнить ее одной… Или не будем пока открывать?

Андрей: Да, будем, чего ж. Мы посмотрели на альбом, четырнадцать песен - такое какое-то число непонятное, а вот пятнадцать… Пятнадцать - любимый возраст рок-музыканта. (смеются) Поэтому мы дождались еще одной песни и вот она уже в комплекте, называется “Маятник”. Очень крутая.

Дима: Поклонники могут быть спокойны: песни написаны, мы играем их на концертах, в принципе, альбом есть. Вы можете прийти и услышать его. А вот материализация - она в процессе, скажем так.

Группе без малого 25 лет, все это время вы находитесь в украинском шоу-бизнесе. Что изменилось за это время? Есть ли очевидные сдвиги в лучшую сторону? Возможно, в худшую?

Андрей: Я бы шоу-бизнес вообще не обсуждал. (вздыхает)

Дима: Он развивается в разные стороны. Это такое вот наше “дитя”, мы знаем, как хотели бы, чтобы это выглядело. Но, мы же не будем давить на людей, ругать их.

Андрей: Если говорить о музыке, то серьезная музыка, конечно, изменилась в лучшую сторону. Когда мы были чуть ли не одни, брязкающие по гитарам, это одна ситуация. А сегодня есть огромный ряд хороших коллективов, молодых, которые смогли выдержать этот прессинг и стать музыкантами.

Дима: Да, они стали звездами, известными не благодаря этому шоу-бизнесу, наоборот, где-то вопреки ему. И это нормально.

Андрей: Шоу-бизнес - это игрушка на самом деле, как та деревянная лошадка из детства.

Вы ведь медики по образованию, задумывались ли, что если бы не музыка, и как оно, быть врачом в Украине?

Дима: Не переживайте, мы не использовали дипломы, поэтому они уже недействительны и мы не представляем угрозу для здоровья граждан. (смеются)

Андрей: Да, я вот сразу понял, что я несу огромную угрозу здоровью населения и ликвидировал сам себя.

Дима: Нет, на самом деле, без шуток, это просто очень ответственное дело. Это нужно любить, этим необходимо заниматься. Настоящий врач, как крутой музыкант. Он живет этим. А это и особый склад ума, и усидчивость. Мы пытались порадовать наших родителей, как могли, но пошли своим путем.

Еще с 90-х вы занимаете активную гражданскую и социальную позицию, называлось это "Новая Молодежь Новой Европы". В тот момент мы верили, что действительно идем к переменам. Как считаете, за эти годы Украине удалось стать частью Европы?

Андрей: Сейчас все это с ног на голову перевернулось. Раньше “активная социальная позиция” означала, что нельзя гадить на улице, нужно помогать животным, кислород ценить.

Дима: Нужно бороться за чистоту окружающей среды.

Андрей: Сейчас это связано только с патриотизмом. Если говорить о том, насколько мы были и есть социально активны - мы очень активны в этом плане. Насколько мы патриотичны? Мы просто внутри себя патриоты.

Дима: Мы патриоты своего места, своего дома, улицы, города. Это внутреннее состояние. А когда ты кричишь об этом или нечто вроде “да я благотворитель”, тогда ты - как наш бывший мэр Черновецкий. Хотя, честно скажу, в каких-то моментах он мне даже импонировал. Во всяком случае, не каждый запишет альбом с Максом Фадеевым. (смеются) Не каждому дано. Поэтому последнее время мы стараемся очень иронично на все это смотреть. Ведь если совсем серьезно к этому относиться, тогда тебе прямая дорога в дурдом.

Андрей: А по поводу Европы, тогда Украина вообще никуда не шла.

Дима: Да, тогда вообще все стояло. Такая “мировоззренческая” подача у нас была и просто нормальное желание молодых людей изменить мир, сделать его красивым, приятным, чтобы музыка была, мода, вот чего мы хотели.

Андрей: Да, европейская на те времена. А новая молодежь новой Европы она уже есть. Вот с того момента, как мы это заявили, родилось огромное количество молодежи, музыкантов...

Дима: Тот же Иван Дорн, Monatik. Это и есть эта молодежь.

Андрей: Да и тот же O.Torvald.

Дима: Мы пробили этот ручеек, как Nirvana в свое время показала ребятам, что можно взять в руки гитары. Вот приблизительно этим мы занимались.

Андрей: Да и хотели доказать молодым людям, что можно достичь всего этого без кровати с продюсером или каких-то огромных инвестиций. В то время наша позиция звучала, как “хватит засиживаться дома, лучше выйди на улицу и позанимайся на гитаре”.

Вокалист Дмитрий “Murik” Муравицкий (справа) и главный идеолог Андрей “Diezel” Яценко (слева) Фото: предоставлены Geometria Kiev

Действительно ли вы считаете, что группа не должна оставаться в стороне от того, что происходит во всей стране, как говорит о вас Википедия?

Андрей: Прям так мы не говорили.

Дима: Да, наша позиция в основном субкультурная, мы никогда не лезли и не учили, как управлять железнодорожным транспортом и тому подобное.

Андрей: Нужно быть преданным чему-то одному. Мы преданы музыке, рок-н-роллу.

Дима: Поэтому мы можем сформулировать абсолютное четкое и ясное - “к черту политику”!

Андрей: Политика такая штука, сегодня она одна, завтра другая. Вспомните, вчера за слово “федерализация” могли оторвать голову. Чем сейчас наше правительство занято? Фактически федерализацией нашей страны. А рок-н-ролл, как был, AC/DC, как существовали, так у них никто и не спрашивает либералы они или демократы.

Дима: Да им откровенно нет до этого дела. У нас люди стали относиться к этому чересчур серьезно. Не стоит этого делать.

Андрей: Вас все равно обманывают. Кроме рок-н-ролла больше верить некому. (смеются)

Дима: Вот это правда.

Как для группы прошли события последних нескольких лет, тот же Майдан? Как они отразились на вашей жизни и творчестве?

Дима: Наши концерты как проходили (пожимает плечами), так и проходят. И не стоит здесь винить, что нам на все плевать, нет. Музыка она для того и существует, чтобы люди отдыхали.

Андрей: А на самом деле люди обнищали. В прямом смысле слова. Почти перестал существовать средний класс, то на чем, собственно, держался шоу-бизнес. То есть, те люди, которые могут запланировать себе концерт через два или три месяца, купить билеты. Сейчас это гораздо сложнее. Люди, у которых нет денег на еду, вряд ли заняты вопросом похода на концерт. Ходят, конечно. И концерты наши как были, так и есть. И на западе, и на востоке. Правда, в Крым мы не ездим, в Россию не ездим. А раньше Россия составляла около 70% нашего дохода.

Дима: На самом деле все это плохо для людей. Потому что пока политики собираются в банях, я все это банями называю, мы, кстати, никогда не были “банной” группой, это я должен подчеркнуть, потому что, в чем беда украинского шоу-бизнеса - он вообще весь в баню скатился.

Андрей: Его эстрадная поп-часть.

Дима: И вот если у толстосумов не хватит ума понять, что если они и дальше буду продолжать вести себя так же, заниматься жадным самоудовлетворением, то или сдохнут от сахарного диабета или их просто сметут. Они должны понимать это, ведь так жить нельзя. Сделайте что-нибудь для людей в конце концов!

Вы упомянули, что сегодня не выступаете в России. У вас много российских наград в области культуры. Что происходит сегодня? Вас не зовут или вы отказываетесь работать на территории РФ?

Андрей: Много наград, очень много концертов. Но, как бы так сказать, наши страны поссорились. И в гости друг к другу мы уже не ездим. Как семьи, которые переругались и отношения уже как-то не очень поддерживаются. Но, мы уверены, что россияне и их верхушка - это абсолютно разные люди. В России есть такие же люди, как и мы. Они со здравым умом и все прекрасно понимают.

Дима: Чем дальше уезжаешь от Москвы, за Урал, Новосибирск, Екатеринбург, там вообще очень близкие ментально люди. А все ассоциируют это с Москвой. Но, Москва - это далеко не “Россия”.

А Крым?

Андрей: Здесь тоже сложная ситуация. Мы, конечно, не ездим в Крым. Понимаем, что это было бы неправильно. Но, с другой стороны, мы вот все говорим, что в заложниках осталась часть Украины, нашей страны на территории самих же украинцев. И вот что с ними теперь делать? С этими украинцами?

Дима: С людьми, которые хотят жить и что-то видеть.

Андрей: Здесь беда не в том, что мы там не выступаем, а в том, что наша страна просто забила на крымчан. Я еще переживаю, что сейчас с Донбассом разберемся и “фух, пронесло”. А как же Крым? Поэтому выступаем или нет - такое дело, а вот людей, крымчан, как забыли?

Дима Вот опять мы вернулись к тому же. Пожалуйста, визави наши, повернитесь к людям. Дети их, если вы все это читаете, скажите родителям “слушайте, вы там как-то решите что-нибудь”, нужно давить снизу. И нужно мириться.

Андрей: Со всеми нужно мириться. Искать пути к нашим же людям, с которыми мы жили все это время. Так же и в Донецке живут украинцы, которые оказались заложниками всей этой ситуации, так и в Крыму. Как это отражается на шоу-бизнесе? Да по барабану, не до него в этой всей истории. Хотелось, чтобы все это уже закончилось.

Как вы относитесь к украинским музыкантам, которые по-прежнему выступают в России и, более того, скрывают эту информацию?

Андрей: Мы их не осуждаем. Не суди…

Дима: Не суди и не судим будешь. На самом деле очень много передергивания и маразма. Пускай каждый артист сам для себя решает. Кому не нравится та же Светлана Лобода или Макс Барских или мы, да не слушайте нас. Не смотрите, не приходите. Вот и все. И это закон западного общества.

Андрей: Это называется “рынок”.

Дима: Это рынок, о котором все так давно мечтали. Пока что рынка нет, есть базар.

Андрей: Плюс, здесь еще всякие двойные стандарты и все это пахнет дурно, туда даже влазить не хочется. Но, советуем всем музыкантам, в первую очередь, не обвиняйте других в том, что можете сделать и сами. У каждого свои позиция и точка.

В 2005 году вы поддержали общественно-политическую инициативу "Наше Право", выступая за свободный русский язык в Украине. Насколько важным считаете сегодня языковой вопрос?

Андрей: Да, поддерживали.

Дима: Вообще не важно. Это все как раз называется противным словом “спекуляция”. Журналистское сообщество вообще должно относиться к этому спокойно. Хочет человек так говорить, пусть говорит.

Андрей: Мы когда первый раз в Нью-Йорк приехали, в аэропорту Кеннеди не могли найти англоговорящего человека, который смог бы четко и внятно рассказать, как выехать оттуда. Только испанский язык.

Дима: Это чистая ерунда, которой пользуются политики, а сами ничего не хотят для людей сделать и просто морочат нам головы.

Андрей: Ну, а в те годы, в 2005, были перегибы у оранжевой власти. Например, у нас был тур и мы приехали в Ялту, где наше выступление запретили, потому что мы поем на русском языке в украинском городе.

Дима: И вот во многом этом, в таком отношении и лежит корень, опять же, спекуляций. Когда среди русскоговорящих людей, в городе, который говорит в основном на русском языке, производятся такие действия. Что это вызывает у людей? Отторжение. К людям нужно относиться нормально.

Андрей: По-человечески. Ну а времена разные, то время не похоже на сейчас. Я согласен, что идентификация Украины - это украинский язык. Я согласен, что он много притеснялся, количество школ украинских и российских было разное. Но, мне кажется, путь должен быть не на уничтожение российских, а на увеличение украинских. И те группы или артисты, которые говорят или поют по-украински, это им дало серьезные преимущества последние несколько лет. И они это делают хорошо. Например, "Океан Эльзы". С первого раза, когда я их услышал, я понял, что в принципе, украинский хорошо ложится на эту музыку. Когда же пишется на украинском лишь бы это влезло в шоу-бизнес…

Дима: Этого, кстати, сейчас очень много.

Андрей: Главное, что человек настоящий. Если он сочиняет тексты на украинском, у него это хорошо получается, да и не важно, как получается, главное - по-настоящему. Класс, развивайтесь. А так, чтобы русского вообще не было, так это нужно уничтожить половину страны. Какими бы там процентами не апеллировали наши политики.

Дима: Это искусственно созданная проблема.

Андрей: Да, с этими радиостанциями, квотами. Да лучше сделали бы квоты на качественную музыку.

Дима: Нельзя просто взять и перекрасить все в один этнический рисунок. Это такая будет Европа? Ну так давайте тогда вообще не будем пользоваться газом, хаты-мазанки везде поставим и классно будем жить. Здесь люди не понимают, что они хотят все превратить в какой-то маленький конгломератик. Правильно кто-то сказал, люди которые поднимают этот вопрос или те, кто там против марша геев, сразу сожгите свои иностранные паспорта. Они вам не нужны. Я считаю, что люди, которые подходят также радикально к этому - сожгите свои паспорта. Вы не нужны там. Почему? Потому что там нормальным людям, простым, которые по улицам ходят, да им фиолетово, на каком языке ты говоришь. Главное, чтобы ты с ними находил общий язык.

Вокалист Дмитрий “Murik” Муравицкий (справа) и главный идеолог Андрей “Diezel” Яценко (слева) В Фото: предоставлены Geometria Kiev

Последнее время многие музыканты посещают с концертами зону АТО. Как бы вы отнеслись к подобным предложениям?

Андрей: У нас механики нет для таких выступлений, к сожалению. То есть, концерты Green Grey это…

Дима: Высокотехнологичные шоу, куча техники, электронных прибамбасов. Я даже не представляю себе это. А то, что мы не “костровые”, ну, извините.

Андрей: Да, это как бы не тот стиль.

Становилась ли война предметом вдохновения? Возможно, были идеи текстов, песен на эту тему?

Андрей: Нет, никогда.

Дима.: Меня война не вдохновляет ни в каком виде. А, особенно, когда война абсурдная. Я в этом вижу очень много абсурда, передергиваний, очень много амбиций.

Андрей: А об этом, кстати, мы уже давно написали. Если посмотреть на наши песни и “Тот день”, и та же “Под дождем”, и “Депрессивный листопад”. Много других песен, они как раз и рассказывают об этом. Актуальность свою приобретают по мере событий. Мы давно уже вдохновились этими темами и о них написали. Мы круто будем вдохновлены, если узнаем, что война закончилась. Ну и вообще, я хочу заметить, что рок всегда был против войны. Мне трудно представить рок за войну. Это парадокс.

Дима: Пользуясь моментом, скажу, мы вот все осуждали Пореченкова, он реальный идиот. Актер с ружьем - это тоже я не понимаю. Но, наши некоторые артисты тоже ведут себя так. Не берите в руки оружия. Для меня это звучит дико. Правильно спел Шевчук “не стреляй”.

Андрей: Да, это классная песня, она сейчас очень актуальна.

Следили ли вы за конкурсом Евровидения? Как оцениваете выступление Джамалы?

Дима: Смотрели, наблюдали. Мне понравились грузины.

Андрей: Мне тоже грузины очень понравились.

Дима: Победа Джамалы? Ну, работала большая команда, коллектив большой и средства и тому подобное.

Андрей: Но, это класс, ура.

Дима: Молодец.

Андрей: Мне вот больше понравился отбор.

Дима: Согласен.

Андрей: Я первый раз увидел, как реально боролись между собой очень классные артисты. Не какая-то ерунда, как в прошлые годы.

Дима: Да, вот действительно было приятно смотреть. Интересно.

Джамалу обвиняли в выборе песни с политическим подтекстом, якобы, благодаря которому она и выиграла этот конкурс. Что думаете по этому поводу?

Андрей.: Ну, по факту…

Дима: Гол он и есть гол.

Андрей: Да,а остальное - не важно.

Дима: На мой взгляд, если убрать художественную ценность этого конкурса, то лакмусовой бумажкой в свое время была победа группы Lordi. Страшные уродцы, которые еще плохо играют хэви-метал, но победили.

Андрей: А если говорить объективно, как музыкант проанализирую, у Лазарева был симпатичный номер, я бы тоже хотел в шоу Green Grey использовать 3-д графику, мы к этому идем. Но, песня, на мой взгляд, у Джамалы лучше. Она ее лучше спела, она была лучше подготовлена. И вот чувственность была. Евровидение - это шоу, а конкурс - песни. Так вот лучшая песня была у грузинов. Но так как их не заценили эти…

Дима: Пересічний європеєць не врубився. (смееются)

Андрей: То, конечно, здесь Джамала убрала всех. Она заслуженно выиграла. Заслуженно сейчас подписала контракт с Universal Music Group, насколько я слышал. Это очень круто. Возможно, у нас появится мировая звезда с Украины.

Увы, это действительно так. Часто для того, чтобы стать известным в Украине, нужно заявить о себе где-то за рубежом.

Андрей: А это наш менталитет такой. Пока мы в России тогда не жахнули, Украина как-то не врубилась.

Дима: Как-то туго все шло.

Андрей: Да, а вот когда мы уже приехали с России первый раз с успехом, то нас уже встречали на вокзале “вот, молодцы”. Так и Sinoptik, выигравшие международный музыкальный конкурс в Берлине, они умнички. Знаю их уже давно, они трудяги, с хорошим вкусовым саундом, хорошими музыкантами и должны были достичь своего успеха. Там и такие группы, как Fontaliza, Epolets отметил бы. Это вот серьезная конкуренция. И вообще, в Украине очень много успехов. Stoned Jesus, например, группа рвет металлические сцены по всему миру.

Как видите Евровидение 2017 в Украине?

Андрей: Monatik’а видим. (смеются) Видим его у себя дома, занявшего, к сожалению, второе место. Потому что два года подряд в одной стране нельзя проводить Евровидение. Были случаи, но Украине не дадут. А организация - как всегда. (смеется, пожимает плечами) Я украинское Евровидение видел изнутри. Ну что, это коллапс. Дворец спорта. Это коллапс. Я уверен, что в этот раз во Дворце спорта не будет, туда просто никто не пойдет после прошлого. Вчера я встречал информацию, возможно, Олимпийский, но вряд ли. Дворец Украина - с ума сошли, тогда уже лучше Sentrum. Я, наверное, был бы за то, чтобы конкурс отдали в какой-нибудь другой город. В этом есть логика. Киев ничего не даст, кроме как гопников, бегающих за гомосексуалистами. А вот где-нибудь, например, во Львове или в Полтаве, Виннице. Вот это было бы круто, чтобы вся страна съехалась куда-то в маленький городок и подняла его таким образом.

Последнее время в сети бурно обсуждаются высказывания Юрия Лозы, как музыкального критика. Наблюдали? Как вы относитесь к его заявлениям?

Андрей: Конечно, это смешно, это юмор. Но, в принципе, он говорил о том, о чем говорят все музыканты. То, что Rolling Stones петь не умеют? Ну да, не умеют. (смеется, разводит руками)

Дима: Мик Джаггер далеко не выдающийся вокалист. То, что сказал Лоза - это нормальный такой себе межартистический яд.

Андрей.: Это, как лабухи между собой, слово “лабух” это именно относится к Лозе и его окружению. В те времена, когда Лоза был молод, музыканты, играющие по ресторанам, назывались лабухами. И вот в ресторанах очень важно играть тихо, точно, знать и выбивать все ноты, вибрировать на концовках. Думаю, что если у Джаггера спросить, знает ли он ноты, он скажет “нет”. И что теперь?

Дима: Может, где-то Лоза и прав технически, но так, это смешно.

Андрей: Конечно, смешно.

Дима: А если так разобраться, то этот его ерундовый “Плот”, он же порвал народ? Порвал. Опять же, гол он и есть гол. (улыбается) Должен признаться, что я Юрия Лозу в составе проекта Примус на самиздатных, переписываемых, подпольных кассетах тоже слушал. И там музыканты действительно хорошие и в Зодчих с ним играли. И даже были интересные музыкальные идеи.

Андрей: Я думаю, это пиар.

Дима: Да, это пиар. Потом пиар-перепиар.

Андрей: Ну, дай Бог ему здоровья. Надеюсь, он не так уж разозлил любителей мирового рок-н-ролла, чтоб за ним бегали с ножом или табуреткой. Смешит нас, веселит, ну и пусть будет. У него вторая молодость пошла. Сейчас, кстати, он должен выпустить песни Rolling Stones, перепеть их по-настоящему, красиво. Наконец-то мы услышим, как они должны звучать на самом деле. (смеются)

Каким видите будущее Украины?

Дима: Будущее сокрыто, музыка бессмертна, я так скажу. Раз к этому пришло, я тут вспомнил, Кондолиза Райс сказала, терпеть ее никогда не мог, причем сказала она в общем, “Cлушайте, украинцы, а может быть хватит? Может есть какие-то другие методы менять жизнь вокруг себя? Например, правильно на выборы ходить, может не надо уже третьих Майданов?”.

Андрей: Весна настанет и все увидят, кто где нагадил. Вот так и закончим.

Новости партнеров

Читайте также

О.Torvald не победит на Евровидении в Киеве - член жюри

Член жюри конкурса Евровидение-2017 от Украины Серж Гагарин оценил шансы украинской группы О.Torvald

Солист "Бумбокса" советует Галичу не зазвездиться после Евровидения

Лидер рок-группы O.Torvald Женя Галич рассекретил в интервью украинскому изданию, какие советы дали ему Андрей Хлывнюк и Святослав Вакарчук

Олег Скрипка: Сначала тебя официанты не обслуживают на украинском, а потом у тебя забирают территорию

Олег Скрипка в интервью Апострофу, как он попал под минометный обстрел в АТО и почему его тяготит его известность.

Новости партнеров

Загрузка...